Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Все новости Н.Новгород
Лента новостей 6:04 МСК
Банки задумались о внедрении в банкоматах идентификации клиентов по лицу Финансы, 05:02 Лучшие предложения рынка наличной валюты  05:00   USD НАЛ. Покупка 56,65 Продажа 56,55 EUR НАЛ. 63,40 63,35 Минфин США заявил о подготовке новых санкций против Ирана, Сирии и КНДР Политика, 04:53 В столице Бразилии в столкновениях пострадали 49 человек Общество, 04:31 В трех регионах России объявлен режим ЧС федерального уровня Общество, 04:10 «Коммерсантъ» сообщил о возможном прекращении ж/д сообщения с Украиной Политика, 03:54 Дмитрий Медведев подписался на страницу Усманова «ВКонтакте» Политика, 03:45 Полтавченко рассказал об усилении мер безопасности на ПМЭФ из-за терактов Общество, 03:20 СМИ узнали о сокращении визита Мэй на саммит G7 из-за теракта в Британии Политика, 02:56 NYT опубликовала новую утечку о попытках России «повлиять на Трампа» Политика, 02:34 СМИ сообщили об обнаруженной в Манчестере взрывчатке Общество, 02:21 Савченко заявила об участии своей партии в выборах в парламент Украины Политика, 02:01 Власти Бразилии привлекли войска для подавления протестов Политика, 01:26 Смертник из Манчестера попал на видео за три дня до взрыва Общество, 01:17 СМИ узнали о совете Джона Керри «учить русский» для студентов в США Политика, 01:00 В Москве загорелся торговый центр Общество, 00:30 При взрывах в Джакарте погибли трое полицейских Политика, 00:17 ТГК-2 создала прецедент на рынке рублевых облигаций Финансы, 00:07 Экс-юрист ЮКОСа заявил о закрытии уголовного дела в его отношении Общество, Вчера, 23:55 Путин отреагировал на обыски у Серебренникова фразой «Да дураки» Политика, Вчера, 23:44 «Манчестер Юнайтед» выиграл Лигу Европы впервые в своей истории Спорт, Вчера, 23:42 Отца и брата смертника из Манчестера задержали в Ливии Общество, Вчера, 23:21 «Газпром» потратит 200 млн руб. на рекламу на телеканале о лошадях Бизнес, Вчера, 23:14 Депутаты возмутились щедростью премий в «Роснефти» и «Газпроме» Бизнес, Вчера, 23:08 Какую опасность представляют китайские долги на $27 трлн Экономика, Вчера, 23:04 В Ставропольском крае ввели режим ЧС из-за паводка Общество, Вчера, 22:31 «Почта России» опровергла сообщения о сбоях из-за вируса WannaCry Технологии и медиа, Вчера, 22:06 Сбербанк сократил почти 5 тыс. человек в первом квартале 2017 года Бизнес, Вчера, 22:05
Анна Нистратова: "Нижегородский стрит-арт уникален"
17 мая, 10:53
Анна Нистратова: "Нижегородский стрит-арт уникален"
Анна Нистратова Фото: РБК
Московский независимый куратор и исследователь рассказала Валентине Тимониной об особенностях выставки "Свежий слой" в ГЦСИ "Арсенал", о важности сохранения истории и маргинализации образа художника.

Ваша выставка исследует связь поколений художников: что почерпнули вольно или невольно современные нижегородские стрит-арт художники от ремесленников и художников народного, крестьянского искусства? Когда и как вы пришли к мысли сравнить их?

Я стала ездить в Нижний Новгород не так давно, хотя мой папа родом из деревни в Нижегородской области. Когда 5-6 лет назад я сюда попала, я уже занималась уличным искусством, и, естественно, очень быстро познакомилась с художниками, которые рисуют на улицах здесь. В Нижнем Новгороде сложилась уникальная ситуация, потому что местный стрит-арт отличается от всего вообще, что есть и в России, и в мире. Вообще стрит-арт – это продолжение граффити, чисто западный тренд: американский, европейский. Он уже достаточно канонический, и подавляющее большинство русских и европейских художников просто работают в традиции этого заимствованного тренда. Но в Нижнем Новгороде вся эта практика была полностью "переварена", и результат, который мы видим на стенах, очень сильно отличается. Ни в одном другом городе России ничего похожего нет.

Вы искали причину, почему так получилось?

Естественно, я стала смотреть не только на уличное искусство. В Нижнем Новгороде огромное количество разнообразных музеев: когда я попала в музей декоративно-прикладного искусства народов Поволжья, то я чуть с ума не сошла, потому что там оказалась роскошная коллекция. Это музей с гораздо более интересной коллекцией и постоянной выставкой, чем московский декоративно-прикладной музей. Меня это потрясло, и я стала бывать здесь все больше и больше, и больше всего смотреть. Конечно, мне стало интересно, откуда вообще все это взялось. Сначала это были просто мои предположения, которые я высказала Анне Марковне Гор (директор ГЦСИ "Арсенал" – ред.), и она поддержала меня. И я стала конкретно копать местную почву.

Несмотря на то, что у меня есть нижегородские корни, я выросла в Москве и всегда считала себя москвичкой. Я, честно говоря, не ожидала, что начну так сильно интересоваться Нижним Новгородом и всем, что здесь происходит. Но здесь, действительно, сложилась уникальная ситуация. Очень много всего сохранилось, и мне вообще Нижний Новгород напоминает что-то среднее между Стамбулом, Киевом и Берлином. В Стамбуле есть такая же многослойность: ты видишь разные культурные пласты. В Киеве очень похожий ландшафт, а в Берлине такая же мощная андеграундная сцена, такой же подчеркнуто творческий дух свободы.

Интересно, что эту точку зрения и взгляд на город многие нижегородцы не разделяют - они к нему настроены более скептически.

Это частая проблема местного населения. Если вы поговорите с петербуржцем, он вам скажет: "В Петербурге совершенно ничего не происходит, все тухло и вяло". Но это же смешно. Мне кажется, нижегородцам стоит больше выезжать куда-нибудь и, вместе с тем, больше интересоваться собственным городом.

Как вы организовали кураторскую работу с выставкой? Как собирали историческую часть?

В Нижнем Новгороде у людей очень сильна связь с деревней: почти у каждого нижегородца есть дом в деревне, бабушка, тетка, куры. Раньше вся Нижегородская область была большим сгустком художественных промыслов, которые развивались здесь и продолжают развиваться. Это прекрасно, потому что, конечно же, крестьянское искусство, которым можно называть декоративно-художественные промыслы, фактически умерло вскоре после революции. Тем не менее, до сих пор многие производства существуют, и традиция эта живет. Собственно говоря, основываясь на работах современных художников, я просто стала изучать много материала  по резьбе, росписи. Больше всего меня интересовала поволжская резьба, городецкая роспись и хохлома. Честно говоря, объять все просто невозможно: здесь есть и вышивка, и металлические производства, и сундуки, и костюмы.

Я надеюсь, что данная выставка станет началом чего-то еще. Для меня работа точно не останавливается, потому что, к сожалению, последние книги, освещавшие крестьянское и декоративно-прикладное искусство, вышли в 70-80 годы прошлого века, это до сих пор очень малоизученная область. Есть еще куча неизученных архивов, которые лежат по музеям где-то в запасниках. И уличные художники, которые работают здесь: они как раз дали мне этот "толчок" – посмотреть, что же здесь находится, что и почему здесь происходит.

Уличное искусство принято считать вандализмом, мазней и визуальным мусором. Зачастую это действительно так. Но в Нижнем, опять-таки, сложилась совершенно другая ситуация - здесь жители сами просят художников расписывать старые деревянные дома, чтобы те не сносили. Это очень важный фактор, на который стоит внимание обратить внимание не просто людям, которые любят искусство, но и городским властям. Граффити никогда не появляется просто так - оно указывает на пустоту, на неблагополучие, отсутствие денег. Приезжайте в Москву, и вы увидите, что там никакого стрит-арта практически нет. Вы, конечно, можете встретить его вдоль электрички, но это – максимум.

В остальном, граффити - это всегда показатель того, какая ситуация в городе. Очень точный. Сейчас в различных урбанистических исследованиях граффити, его наличие и содержание стали принимать во внимание, как один из инструментов изучения среды.

В описании выставки говорится, что это, в том числе, поиск идентичности для Нижнего Новгорода. У нас как раз с этим большая проблема: стирание старого облика, отсутствие каких-то символов, за которые можно зацепиться. В итоге самым ярким символом Нижнего Новгорода стал синий забор. Вам удалось сформулировать нижегородскую идентичность или вы предлагаете зрителю попробовать понять ее из экспозиции?

Я не хочу формулировать нижегородскую идентичность, она давным-давно уже была сформулирована. Что же интересно приезжему? Очевидно, что интересна история, культура. Как можно больше старого, как можно меньше нового. Как можно больше зелени, разнообразия, всего, что здесь и так есть. Но, например, если порт на Стрелке существует 300 лет, а потом просто исчезает, и на этом месте хотят сделать газоны с фонарями, о чем можно говорить? Зачем европейцу ехать туда, где он встретит то же самое, что он может встретить у себя в Барселоне или еще где-нибудь. Для меня все это совершенно очевидно: за счет подобных действий Нижний Новгород разваливается просто на глазах, ситуация катастрофическая. Здесь нужно просто все, что есть, брать, сохранять, восстанавливать и всячески лелеять – это самое важное. К сожалению, Нижний Новгород не один такой, везде это происходит. Но здесь просто это совсем уж болезненно происходит, и все на виду. И всему в вину ставится отсутствие денег.

Но на самом деле это не так: здесь есть один интересный момент, над которым я размышляла. Художественные промыслы. Почему крестьяне занимались здесь художественными промыслами? Пот ому что была бедная почва, и они не могли нормально прокормить себя земледелием. Поэтому они изобрели себе это занятие: расписывать, делать предметы быта и продавать их на ярмарке. И жили за счет этого многие поколения. А это и есть креативная экономика. То, как был запроектирован Нижний Новгород 300 лет назад – таким и должен быть. Это место ярмарки, обмена. Тут не должны быть приняты типичные решения, потому что только нетипичные решения ведут к прогрессу.

На фоне этого, казалось бы, в городе должен был сформироваться арт-рынок. Вы занимались в Нижнем Новгороде галереей "ТОЛК", были одной из первых, кто пытался познакомить с этим рынком нижегородцев. Сейчас галерей становится чуть больше. Есть какие-то ошибки роста? Как его оцениваете?

В России арт-рынка нет почти нигде. Конечно же, в Москве продают больше, но, честно говоря, настоящим нормальным рынком это тоже трудно назвать, потому что он не развился. Та аудитория, которая составляет основную массу покупателей искусства, например, за рубежом – это средний класс. Это люди, которые могут позволить себе потратить €500 за фотографию, за оригинальный отпечаток. У нас существует некий довольно замкнутый круг обеспеченных людей, из которых коллекционеры и любители искусства составляют лишь малую часть. Здесь у меня нет радужных ожиданий: это вопрос формирования интереса к искусству, которое может затянуться на десятилетия. Если существует какое-то предложение, какая-то культурная, образовательная программа, то это примерно 7-8 лет, которые может занять этот процесс.

Нижегородские талантливые художники есть не только в стрит-арте: возможно ли им сформироваться и сделать карьеру в Нижнем Новгороде? Или же для этого им обязательно придется уехать?

Смотря, какие у них амбиции. Есть люди, которые уезжают, живут в Москве: прекрасный художник Алексей Дубинский работает в ЦУМе, делает там невероятные витрины. Павел Отдельнов уехал. Но быть художником сейчас быть сейчас очень тяжело везде, потому что сам статус художника очень сильно маргинализирован. Если раньше, как и любой представитель интеллектуального труда, художник был экспертом хотя бы в эстетической сфере, то сейчас мнение представителей этой профессии спрашивают в самую последнюю очередь, и, к сожалению, это не способствует хорошей жизни. Есть вполне коммерческие художники, которые прекрасно себя чувствуют: многие из нижегородских уличных художников уже даже не работают. Но это большой труд – это надо рисовать каждый день, делать разные вещи. Вот Андрей Оленев – он продает свои работы постоянно. Как только он делает новую работу, ее сразу же покупают.

При этом в Нижнем Новгороде практически нет сопутствующей команды – менеджеров, кураторов. Художники все делают сами?

Нужно отдавать себе отчет, что галерея – это культурный проект, и при этом чисто благотворительный. Это только вложения. В лучшем случае она может начать приносить прибыль через несколько лет.

Галерея "ТОЛК" существовала полтора года – сколько было денег, столько она и просуществовала. Простая математика. Брать деньги за вход как-то странно: бизнес галереи состоит в том, чтобы зарабатывать продажей картин, но, к сожалению, в России это так не работает – здесь нет покупателей, люди к этому просто не готовы. Да и денег нет ни у кого, а уж в Нижнем Новгороде – тем более. При средней зарплате 20-25 тыс. руб. ни о каких покупках произведений искусства говорить не приходится.