Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Н.Новгород
Как быстрее запускать онлайн-проекты РБК и #CloudMTS, 15:30 Bloomberg узнал о планах Facebook запретить политическую рекламу Технологии и медиа, 15:30 Ученые сообщили о влиянии уровня сахара в крови на смертность от COVID-19 Общество, 15:17 Новый президент СБР назвал долги организации не критичными Спорт, 15:12 #дайджест: что произошло в моде за неделю Стиль, 15:00 Пять человек погибли при захвате заложников в церкви в ЮАР Общество, 14:55 Тренер группы Тутберидзе показал фрагмент новой программы Косторной Спорт, 14:51 Российские истребители вылетели на перехват самолета-разведчика США Общество, 14:48 Совладелица June & July: как успевать жить, работать и воспитывать Стиль, 14:47 Золото штурмует максимумы. От металла ждут нового рекорда уже в 2020-м Инвестиции, 14:45 Сын Алибасова сообщил о поставленном главным наркологом диагнозе отцу Общество, 14:36 Пресс-секретарь Фургала сообщила об угрозах уголовным делом из-за митинга Политика, 14:19 ЛДПР исключила причастность к организации акций из-за дела Фургала Политика, 14:15 Бинджвотчинг, флексить и кринж: как понять молодежный сленг Совместный проект, 14:02
Н.Новгород ,  
0 

Сергей Филяс: "В лизинге важен индивидуальный подход"

Руководитель нижегородского отделения компании "Пруссия" рассказал Руслану Станчеву рассказал о местной специфике рынка финансовой аренды, своём отношении к системе госрегулирования и причинах отказа от программ-андеррайтеров
Сергей Филяс
Сергей Филяс (Фото: РБК)

По данным рейтинга агентства "Эксперт РА" за 2017 год "Пруссия" попала в топ-30 крупнейших лизинговых компаний России. Это серьёзный показатель, хотя в Нижнем Новгороде, насколько я знаю, компания представлена не так давно. Почему вы так долго шли сюда, и что вы здесь разглядели?

Мы развиваемся довольно давно и открываем филиалы во всех крупных городах, но при этом масштабируем бизнес обдуманно. На нижегородском рынке наша компания работает около года. Были определённые моменты в структуре филиала, которые не позволяли нам получить от него больше эффективности, нежели в других миллионниках. Но рынок здесь живой, и мы видим, что работы много. Работать интересно.

А деньги здесь есть?

Безусловно. Как бы кто ни жаловался, что недотягивают какие-то сегменты – это не так. По опыту общения с бизнесменами, работающими здесь, я могу сделать вывод: есть, что финансировать, кому финансировать и кому работать.

К концу прошлого года рынок лизинга перевалил за триллион. Цифра сумасшедшая, да и рост составил порядка 60%. Я правильно понимаю, что главный двигатель – государство и его программы?

Не совсем. Всё-таки мы работаем в сегмегнте b2b. Государство играет определённую весомую роль в лизинговой сфере путем поддержки и субсидирования программ для бизнеса. Но основной заказчик – это именно бизнес.

Как вы считаете, хорошо ли это, что государство достаточно много на себя берёт?

Я считаю, что хорошо. Государство помогает нашим конечным потребителям, и зачастую на ставку делается основной акцент. Потребители для начала смотрят, кто и где им может помочь, появляется интерес к лизингу для малого и среднего бизнеса, где кто-то может недотягивать по финансовым показателям. Государство выступило регулятором отношений, и это однозначно дало положительный эффект: программы растут, количество обращений по госсубсидиям – тоже.

Уровень финансовой грамотности в последние годы значительно вырос. Тем не менее, приходится ли вам рассказывать клиентам, чем лизинг отличается от кредита? Насколько нижегородцы подкованы в таких вопросах и понимают ли они до конца, что им предлагают?

Я бы не стал выделять нижегородский рынок с точки зрения финансовой грамотности. Безусловно, в каждом городе, где мы работаем, недостаточная осведомлённость граждан присутствует, и это проблема. Кто-то действительно не видит разницы между лизингом и кредитом, кто-то не понимает, зачем мы нужны, если существуют банки, не понимает, что есть принципиальные различия, которые нас держат на плаву, позволяя из года в год развиваться. Любому предпринимателю ты должен на простом и понятном языке объяснить суть, повысив его вовлечённость в бизнес. А завтра он расскажет об этом своим партнёрам. Всё это лишь вопрос времени.

Финансовые услуги активно развиваются во всем мире, двигаясь в сторону диджитализации. Существует представление, что вскоре искусственный интеллект заменит людей – мы с вами будем не нужны, а наши места займут аватары. Вместо вас будет работать программа, которая клиенту все посчитает, ответит на все вопросы и выдаст деньги. Верите ли вы в этои, и насколько в вашем бизнесе, где важна клиентоориентированность, имеет смысл расширять физическое присутствие в разных городах, учитывая новые возможности технологий?

С учетом нынешних тенденций, в искусственный интеллект я верю. Хотел бы этого в нашем бизнесе? Нет. Личное общение – сила: я всегда поддерживал это и буду поддерживать. Многие лизинговые компании используют перечень программ-андеррайтеров, которые принимают решения на основе финансовых показателей. Мы полностью от этого отказались, общаемся с клиентами лично и принимаем решения исключительно по итогам этих переговоров.

А нужен ли ещё в наше время такой хендмейд?

Я считаю, что да. Бизнес ведётся по-разному. Если государство позволяет экономить на налогах, люди это делают, хотя, естественно, это не является привлекательным для лизинга, потому что не везде видны основные средства и вся выручка. Нам нужно уважать бизнес и подходить к нему индивидуально, а индивидуальный подход рождает общение. В процессе я узнаю специфику и проблемы бизнеса, могу донести это до лиц, принимающих решения, а они – согласиться со мной и предложить клиенту различные опции. Потому и важен уход от формата централизованной программы, которая однозначно отвечала бы "да" или "нет".

Откуда такое старинное германское название – "Пруссия"? В числе ваших акционеров есть немцы?

Центральный офис нашей компании находится в Калининграде – соответственно, название связано с её истоками. Это личный бренд. Раз люди задают вопросы, значит им интересно.

Калининград меньше Нижнего Новгорода и довольно-таки специфический город. Насколько тяжело вам было после него адаптироваться к нашей реальности?

На моё удивление – очень быстро, хотя Калининград является для меня "зоной комфорта". Работая там, я достигаю успехов, понимаю, что все хорошо. А приезд в Нижний – это вызов.

Какова сейчас цена средней лизинговой сделки, если у вас есть такая статистика?

Мы работаем от 500 тысяч рублей. Если сравнивать с другими игроками, это мало, хотя сравнение потенциалов клиентов гораздо важнее сравнения компаний. Малый бизнес просит много оборудования, и мы стараемся с ним работать в самом широком сегменте. Крупных клиентов хотят все, но малых предпринимателей тоже нужно поддерживать.

Что чаще всего пытаются взять в лизинг нижегородцы?

Активен транспортный сегмент – легковые автомобили, тягачи. Большим спросом пользуется оборудование: мы его можем взять здесь или привезти из-за границы. Сейчас ждем волны по водному транспорту.

Полагаете, ваши клиенты массово будут покупать лодки?

Лодки, катера – всё, что угодно. Исходя из опыта других филиалов, мы понимаем, что в летнее время это всегда актуально.

Ну, это всё-таки личные предпочтения владельцев бизнесов. Между тем, ключевая проблема, с которой сталкиваются нижегородские предприятия – это обновление оборудования. По вашему опыту, оно большей частью иностранное или импортозамещение всё-таки работает?

Есть точечные заказы на Италию, Германию, Японию и так далее, но российского оборудования больше, и это отрадно.

Как вы оцениваете деятельность регулятора? Каждый год ЦБ пытается что-то изменить и поправить, и это отражается на бизнесе. Вы терпите, маневрируете, предугадываете?

Приспосабливаемся. Системный подход позволяет оценить, где есть просадка, где можно поднажать или притормозить. Если лизинговая компания работает с опорой на законодательство, чисто и эффективно, ей опасаться нечего. Да, мы понесём определенные расходы при переходе в реестр, но Центробанк знает, что делает, и выстраиваемая иерархия пойдёт рынку на пользу.

А сам рынок лизинга в России прозрачен?

Смотря, что вы понимаете под прозрачностью.

Прозрачными я считаю компании, которые ведут открытый и честный бизнес в конкурентной среде, работают на перспективу, а не пытаются "хапнуть" по-быстрому и свалить.

Если опираться на мои наблюдения и отзывы клиентов, в топ-100 отечественных лизинговых компаний есть некоторые проблемы. Но, поверьте, все крупные игроки уважают себя. Они стараются работать чисто и привлекательно, потому что инвесторы и поставщики – это очень важно. Я уверен, что реформа покажет наших некачественных партнёров, выведет их на новый уровень или же оставит за бортом.