Лента новостей
Все новости Н.Новгород
В Алжире арестовали четырех приближенных к экс-президенту бизнесменов Бизнес, 19:00 Концертный директор Осина объяснил пожар на могиле певца Общество, 18:52 Денис Черышев выбыл до конца сезона из-за травмы колена Спорт, 18:49 Путин созвонился с Лукашенко на фоне споров о качестве поставляемой нефти Политика, 18:48 Карельская красная: как выращивают радужную форель в России РБК и ВТБ, 18:40 Дуров поздравил украинцев с избранием Зеленского президентом Политика, 18:38 Дмитрий Навоша ушел с поста гендиректора Sports.ru Технологии и медиа, 18:38 Спутница Мамаева назвала причину драки футболистов с водителем Общество, 18:23 Появилось видео обрушения дома в Стамбуле Общество, 18:23 Экс-глава Нацбанка Украины отказалась ехать из Англии на допрос в Киев Политика, 18:19 Какое будущее ожидает Петра Порошенко Политика, 17:55 СМИ узнали о желании «Реала» отдать Гарета Бэйла в аренду Спорт, 17:54 Партнеры «не всерьез»: как молодому бизнесмену стать «своим» в деле РБК и «Билайн» Бизнес, 17:51 Вильфанд назвал 22 апреля самым теплым днем в Москве с начала года Общество, 17:49
Н.Новгород ,  
0 
Кендрик Уайт: "Санкции против России никому не помогают"
Основатель и генеральный директор компании Marchmont Capital Partners рассказал Руслану Станчеву о перспективных инвестиционных направлениях, своём отношении к санкциям и положительном эффекте от импортозамещения
Кендрик Уайт (Фото: Михаил Солунин/РБК)

Вы приехали в Нижний Новгород достаточно давно — 25 лет назад, в эпоху "романтического капитализма" 90-х. Изменился ли дух предпринимательства за те годы, что вы провели здесь?

Конечно, разница очень большая. Я бы сказал, что в начале 90-х в Нижнем Новгороде был хаос. Была огромная инфляция; кроме того, предприниматели здесь ещё не знали, что такое бизнес-план, как взаимодействовать с банками, брать кредиты, проводить исследования рынков. Люди были очень наивными, но вместе с тем — очень оптимистичными и энергичными. Бизнес-сообщество постоянно генерировало новые идеи, но ещё не понимало правил, по которым надо играть.

Сейчас я вижу, как сильно вырос уровень диалогов внутри бизнес-сообщества — не только в Москве, но и в Нижнем Новгороде, и это хорошо. Исторически экономика в России выстраивалась сверху вниз, сейчас правила меняются. Бизнес уже созрел и готов предлагать свои решения. Поэтому для развития экономики нужна свобода предпринимательской деятельности.

Почему вы приняли решение приехать из США в Россию? Ведь разница между этими странами остаётся значительной и сейчас, а тогда, в 90-е, была просто огромной. Почему вы живёте здесь все эти 25 лет, что вам тут нравится?

Я родился во Флориде, в 1963 году — спустя девять месяцев после Карибского кризиса, поэтому всё мое детство прошло в атмосфере антисоветской пропаганды. При этом моя мама-художница дружила с русской женщиной из Ленинграда, которая каждую неделю бывала у нас в гостях. Мы варили борщ, слушали Рахманинова, а наша гостья рассказывала про Эрмитаж. Все это было очень интересно. Как-то я спросил своего отца — а он был классический капиталист, девелопер: "Почему наши страны находятся в состоянии холодной войны?". Он ответил очень мудро: сказал, что спор между нашими странами — это спор между экономиками, но при этом никто не ставит под сомнение величие русской культуры.

Позже, когда мне было лет 15, я принял решение стать международным экономистом, специализирующимся именно на СССР. Потом много лет занимался банковским делом в Чикаго, но когда наступили 90-е и Советский Союз распался, решил переехать сюда. Мне хотелось заниматься банковским делом и инвестиционной деятельностью именно в России. Сначала я не думал, что задержусь надолго, но потом я познакомился со своей супругой, решил остаться и продолжать свою карьеру здесь.

Ваша компания занимается инвестициями в различные бизнес-проекты. Во что вам интересно вкладывать средства и каковы объемы этих вложений, если не секрет?

Много лет (с 1998 по 2005 год — ред.) я возглавлял венчурный фонд Quadriga Central Russia, работавший под эгидой Европейского банка реконструкции и развития. После этого я основал компанию Marchmont Capital Partners, поскольку сам хотел заниматься инвестициями. Мы вкладываемся в хай-тек-стартапы: два наших наиболее успешных проекта — Cascade и Plasma Laser — являются резидентами кластера космических технологий и телекоммуникаций "Сколково"».

Суммы не очень большие — до 500 тыс. руб., но, как я сказал, речь идет о стартапах. Мы занимаемся акселерацией проектов, после чего передаем их инвесторам следующего уровня.

Какие еще направления, на ваш взгляд, являются актуальными на сегодняшний день? Во что бы вы посоветовали вкладывать деньги, к чему сами присматриваетесь?

Сегодня одно из самых перспективных направлений инвестиционной деятельности — Farm Tech (гидропоника и аэропоника – ред.). Крайне маржинальна вторичная переработка сырья: например, один из проектов нашей компании — резидент "Сколково" по вторичной переработке PET-гранул. Меня интересуют также проекты, связанные с разработкой искусственного интеллекта – в ННГУ им. Н.И. Лобачевского готовят подходящих для этого специалистов.

Не так давно ваш соотечественник Илон Маск заявил, что искусственный интеллект — главная угроза для цивилизации. Вы с этим не согласны?

В искусственном интеллекте как таковом нет угрозы. Вызывает опасения то, что он может появиться, скажем, только в США или в Китае. Я считаю, что технологии должны создаваться для всех.

За последние три года в российской экономике произошли существенные изменения, связанные с санкциями против страны. Есть чёткое ощущение того, что представители Евросоюза и Соединённые Штаты настроены негативно по отношению к России. Вам, как американцу, живущему в Нижнем Новгороде, наверно тяжело прорываться через поток пропаганды, который идёт с обеих сторон? Осложнились ли в связи с этой ситуацией ваши отношения с предпринимательским сообществом, со студентами?

Когда я ещё работал проректором ННГУ им. Н.И. Лобачевского, сложности, действительно, были. Я не сторонник санкций, так как считаю, что России сейчас необходима глобальная интеграция. Санкции никому не помогают и при этом серьёзно мешают бизнесу.

В то же время я вижу, что политика импортозамещения принесла ощутимые положительные результаты: появилось много новых проектов, новых возможностей для инвестиций. Более того, я могу сказать, что сейчас иностранные инвесторы активно интересуются перспективными российскими проектами, возникшими в результате импортозамещения. Кроме того, по моим ощущениям, новый президент США Дональд Трамп имеет большое желание снова выстроить нормальные экономические отношения с Россией.

Когда-то в Нижний Новгород действительно приезжало очень много иностранцев для того, чтобы вести здесь бизнес. Сейчас их стало значительно меньше — даже на западных предприятиях теперь работают в основном российские управленцы. Почему так происходит?

Это вполне объяснимо. Иностранные специалисты в России сегодня уже не так востребованы: давно уже выросли компетентные отечественные кадры, которые стоят дешевле. Многие иностранные топ-менеджеры стремились работать в России именно из-за высокой зарплаты.

Мне известно, что вы работаете над книгой для российских предпринимателей. Расскажите, о чём она?

Действительно, в 2018 году должна русская адаптация книги "The Entrepreneur's Roadmap: From Concept to IPO". Я решил сделать версию, в которой будут учтены российские реалии развития бизнеса с нуля до зрелого уровня. У России своя специфика, свои дороги и "дорожные карты". Я надеюсь, что это издание будет интересным и принесёт пользу многим предпринимателям.