Лента новостей
Все новости Н.Новгород
На открытой площадке в Москве загорелись несколько автомобилей и бытовок Общество, 01:15 Власти назвали износ трубы причиной разлива кипятка на дороге в Купчине Общество, 00:40 «Манчестер Сити» обыграл «МЮ» и возглавил таблицу чемпионата Англии Спорт, 00:06 Саакашвили назвал «проверкой на вшивость» указ Путина о паспортах Политика, 00:06 Польша остановила транзит российской нефти по нефтепроводу «Дружба» Бизнес, 00:03 Бизнес жмет на газ: как найти самую короткую дорогу к покупателю РБК и ГАЗ, 24 апр, 23:40 CNN узнал о планах террористов совершить вторую серию атак на Шри-Ланке Общество, 24 апр, 23:37 СМИ Белоруссии узнали о 1 млн тонн скопившейся «грязной» нефти из России Бизнес, 24 апр, 23:31 В МИДе сочли глупой реакцию США на российские паспорта для ДНР и ЛНР Политика, 24 апр, 22:58 В Латвии предложили считать геноцидом действия СССР при «оккупации» Политика, 24 апр, 22:54 Посольство США сочло абсурдным указ Путина о паспортах для ДНР и ЛНР Политика, 24 апр, 22:52 Киев назвал дату заседания Совбеза ООН из-за указа Путина о гражданстве Политика, 24 апр, 22:35 Нечего надеть: подберите гардероб на весну за одну минуту РБК и KUPIVIP.RU, 24 апр, 22:30 Moody's заявило о высоких геополитических рисках после выборов на Украине Политика, 24 апр, 22:12
Н.Новгород ,  
0 
Нижегородский оппозиционер Юрий Староверов получил три года условно по «делу 15 сентября»

Нижегородский районный суд в среду приговорил оппозиционера, гражданского активиста и градозащитника Юрия Староверова к трём годам лишения свободы условно по обвинению в причинении боли сотруднику ОМОНа во время разгона митинга 15 сентября 2012 года в Нижнем Новгороде, сообщил корреспондент РБК-Нижний Новгород.

Наказание за данное деяние предусмотрено статьей 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти» и предусматривает наказание в виде штрафа в размере до 200 тысяч рублей или лишения свободы на срок до пяти лет.

Напомним, по версии следствия, во время разгона полицией нижегородского гражданского митинга 15 сентября 2012 года на площади Свободы Староверов применил насилие, не опасное для жизни и здоровья, в отношении прапорщика ОМОНа Игоря Лебедева (схватил его за шею).

Юрий Староверов в своём последнем слове отметил, что никаких иллюзий по поводу справедливости и законности приговора у него не было ни в начале, ни, тем более, в конце процесса. «Но изначально они были у многих. Ради того, чтобы открыть им глаза на сущность так называемого российского "правосудия”, защита и старалась. Спасибо всем, кто принимал участие в моем процессе», - сказал Староверов.

Также подсудимый сообщил, что в ходе процесса ему предлагали организацию политического убежища в разных странах Европы. "Я не рассматривал эти варианты изначально. Чтобы не было стыдно перед собой, перед товарищами и Родиной", - сказал Ю.Староверов.

Процесс, фигурантом которого стал Юрий Староверов, известен также как "нижегородское болотное дело". Обвинение требовало приговорить Староверова к 4 годам колонии-поселения.

По мнению адвоката Юрия Сидорова, действия подсудимого подпадали под действия в рамках необходимой обороны третьего лица от применения насилия. Защита настаивала на том, что Староверов защищал учителя гимназии №1 Илью Мясковского, которого якобы избивал сотрудник ОМОНа Лебедев, выступающий в этом деле в качестве потерпевшего.

В конце марта известный нижегородский писатель публицист, общественный деятель, лауреат российских и международных литературных и журналистских премий, шеф-редактор сайта "Свободная Пресса", гендиректор "Новой газеты" в Нижнем Новгороде" Захар Прилепин обратился с открытым письмом в защиту обвиняемого по "делу 15 сентября" гражданского активиста Юрия Староверова.

"Он не совершал никаких насильственных действий, о чем свидетельствует отсутствие телесных повреждений у Лебедева, отсутствие самой фамилии Староверова и описания приписываемых ему действий в заявлении, написанном Лебедевым сразу же после митинга", — отмечал Захар Прилепин.

Письмо было адресовано начальникам МВД, СУ СКР и Суда Нижегородской области. В своем обращении писатель называл дело политическим и "полной профанацией правосудия".