Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Н.Новгород
В Екатеринбурге задержали подозреваемого в ложном минировании храмов Общество, 13:16 Бывший тренер ЦСКА сообщил о переходе в болгарский клуб Спорт, 13:10 Актера Юрия Назарова выписали из больницы Общество, 13:08 Отравление Навального. Что важно знать Политика, 13:05 СК предъявил обвинение подозреваемому в убийстве двух детей в Рыбинске Общество, 12:48 Правительство выделит деньги на гуманитарную помощь странам Африки Политика, 12:46 Как устроен хай-тек в мире финансов РБК и Refinitiv, 12:42 Грузинский политик назвал победу над «Динамо» местью России Спорт, 12:36 Инфекционист Минздрава исключил вторую волну COVID-19 осенью в России Общество, 12:33 Навальный сообщил о ходе восстановления после отравления Политика, 12:28 Расходы на экономику в России впервые за 7 лет превысят траты на оборону Экономика, 12:11 РБК Pro: как изжить мошенничество в компаниях. Разбор The Economist Pro, 12:02 Акустические хакеры и камера вместо глаз: дайджест инноваций Экономика инноваций, 12:00  Суд арестовал бывшего министра лесного хозяйства Красноярского края Политика, 11:59
Н.Новгород ,  
0 

Все на учет: как работает система мониторинга лекарств

Эксперт «Нижегородской областной фармации» объяснил основные принципы новой системы учета
Александр Кулаков
Александр Кулаков (Фото: ГП НО «Нижегородская областная фармация»)

С 1 июля в России вводится обязательная маркировка лекарств. Всех участников цепочки поставок обяжут отчитываться о движении препаратов в системе «Честный знак»: в Нижегородской области ее инфраструктурным оператором готово стать госпредприятие «Нижегородская областная фармация». О том, что изменится в системе учета лекарств, РБК-НН рассказал начальник управления информационных технологий и программного обеспечения «НОФ» Александр Кулаков

«Нижегородская областная фармация» является единственным поставщиком лекарств и медизделий для бюджетных учреждений. Вероятно, вы можете оценить степень их готовности к новой методике учета?

На самом деле, «НОФ» работает не только с бюджетными медицинскими организациями — будучи оптовым предприятием, мы также работаем и с коммерческими структурами. Нашей системой прямых поставок охвачены около 1,7 тыс. организаций, кроме того, ряд учреждений также покупают продукцию через нашу розничную сеть «Госаптека», которая сейчас насчитывает порядка 300 точек.

Если говорить о больницах, они находятся на разной стадии готовности к работе в новом формате. Мы, как поставщик, помогли им, внедрив единое решение, которое обеспечит централизованный учет маркированных лекарств в медицинских учреждениях Нижегородской области. Это было сделано в целях скорейшего перехода на новую систему и бесперебойного обеспечения больниц лекарствами под контролем органов управления здравоохранением региона.

Оператором системы маркировки на федеральном уровне является Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ). Правильно ли я понимаю, что вы собираетесь выступить инфраструктурным партнером этой системы в Нижегородской области?

Наше решение направлено на развитие региональной системы здравоохранения и не дублирует функции ЦРПТ, хотя, безусловно, интегрировано с федеральным оператором маркировки лекарств. Оно позволяет больницам выполнить необходимые операции, которые позволяют проследить движение лекарственной продукции, обработать необходимую для нижегородского минздрава статистику и обеспечить ее анализ.

Речь идет о некоем программном обеспечении, которое внедряет НОФ?

Да, это единое облачное программное решение. Медицинские организации смогут подключиться к нему через интернет с рабочих компьютеров — для каждого лечебного учреждения настроен доступ к личному кабинету в системе маркировки, где отражаются данные о поставках. Имея сканер и регистратор выбытия лекарственных препаратов (аналог онлайн-кассы для организаций, не осуществляющих торговую деятельность — ред.), больницы осуществляют приемку лекарств и их вывод из оборота при передаче в отделение для оказания медпомощи. Интеграция с товароучетной системой НОФ позволяет ускорить эту процедуру.

Каким образом?

Есть нюансы организационного характера, которые связаны не столько с учетом лекарств, сколько с взаимоотношениями поставщика и покупателя: например, существуют прямая и обратная схемы акцепта, при которых данные в подсистему мониторинга движения лекарственных препаратов (МДЛП) передает либо отправитель товара, либо его получатель. Выбор схемы осуществляют участники оборота, и большинство дистрибьюторов выбирают обратный порядок — при этом аптеки должны точно знать, какие товары надо сканировать, чтобы система не выдавала сообщение об ошибке. Нижегородская областная фармация, по понятным причинам, решила пойти по первому пути: при отгрузке мы сами считываем коды маркировок и направляем их получателю. Это, в частности, позволяет больницам сэкономить время на приемке лекарств, не допускать задержек в поставках и исключить ошибки в работе с маркированным товаром — например, если повреждена его упаковка.

Если вы присылаете медорганизациям все данные, получается, что пользоваться сканерами для приемки, по сути, не обязательно?

Все зависит от учетной системы медицинского учреждения и от того, каким способом она доработана. В тестовом режиме все больницы работают сканерами, однако в некоторых типовых решениях действительно прописано, что подтверждать данные, полученные от поставщика, можно без сканирования.

Но для этого надо работать именно с ПО, аналогичным вашему?

Теоретически можно использовать любое программное обеспечение при условии, что будет гарантирована передача данных в систему мониторинга. Сейчас основная задача состоит в том, чтобы отражать эти данные вовремя и корректно. Единый механизм контроля будет актуален, когда количество маркированных лекарств значительно возрастет — а это произойдет не раньше, чем через несколько месяцев.

Сколько вам, как поставщику, стоило внедрение новой системы?

ПО для автоматизации части наших аптек обошлось в 4 млн руб. Значительная часть расходов была связана с нашими складами и аптечной сетью — речь идет об автоматизации рабочих мест контролеров, оптимизации логистики и документооборота, закупке сканеров и персональных компьютеров, а также подключении фискальных накопителей к системе учета. Все вместе обошлось нам примерно в 12 млн руб., однако расходы делались постепенно, поскольку НОФ является центром компетенций в части маркировки лекарств и участником программы высокозатратных нозологий (в нее входят дорогие препараты для лечения редких болезней, закупка которых финансируется из федерального бюджета — ред.), в рамках которой все лекарства маркируются уже с 1 октября 2019 года.

Вы уже начали получать от производителей маркированные лекарства?

Пока маркируется лишь часть лекарственных препаратов — общим требование становится с 1 июля 2020 года, но те препараты, которые были выпущены до этой даты, маркировке не подлежат и в системе МДЛП не учитываются. Ограниченно мы принимаем маркированные препараты с целью тестирования системы, но таких немного — порядка десяти наименований. Однако стоит отметить, что «Авифавир», который применяется для лечения пациентов с COVID-19, уже выпускается с маркировкой. Производитель сам обязал нас проводить препарат через систему — скорее всего, чтобы убедиться, что он используется в госпитальном сегменте. Сейчас на нашем складе сформирован достаточный запас этого лекарства, и оно поставляется в профильные больницы по первой заявке.

В прошлом году в Российском союзе промышленников и предпринимателей утверждали, что внедрение системы маркировки приведет к «чувствительному росту» себестоимости препаратов. Вы с этим согласны?

Производители вводили маркировку в разное время и явного увеличения цен мы не заметили, к тому же рост стоимости складывается из многих факторов, и сказать, в какой степени он вызван именно внедрением маркировки, довольно сложно. Напомню также, что до 1 июля получение кодов для производителей является бесплатным — их затраты пока связаны исключительно с приобретением специализированного оборудования для производственных линий. В мелкосерийном производстве допустим вариант нанесения маркировки с помощью отдельных этикеток — с такими лекарствами мы тоже работаем.

Рассуждая гипотетически, может ли медицинская организация или розничная сеть каким-то образом обойти систему учета?

Закупать лекарственные препараты, произведенные после 1 июля, и не регистрировать их в системе МДЛП ни медицинские, ни аптечные организации не смогут согласно закону «Об обращении лекарственных средств». Его нарушение влечет штраф (5-10 тыс. руб. для должностных лиц, 30-50 тыс. руб. для ИП и 50-100 тыс. руб. для юрлиц — ред.) и может даже привести к отзыву лицензии.

В чем, на ваш взгляд, основные достоинства и недостатки новой системы учета лекарств?

О ее достоинствах говорилось много — она поможет производителям бороться с контрафактом и более взвешенно планировать производство препаратов на основании данных об их выбытии из оборота. Потребитель также может самостоятельно подтвердить подлинность препарата и его качество, отсканировав код с помощью приложения «Честный знак».

В масштабах «Нижегородской областной фармации» учетная система позволяет поддерживать необходимый запас медикаментов на складе в зависимости от товарной группы — приоритет отдается отдельным позициям из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), а то, что доступно на рынке, поддерживается с месячным запасом, рассчитанным на всплеск потребительского спроса. Кроме того, прогнозируя потребность и грамотно выстраивая логистику, можно укрупнять закупки и минимизировать стоимость лекарственного обеспечения.

Насчет технических сложностей — не так давно некоторые игроки рынка жаловались на то, что сервис по каким-то причинам оказался временно недоступен. Тем не менее, существует временной запас на отражение операций в системе, и пока сбоев в поставках лекарств не было. Кроме того, НОФ успешно протестировала систему в работе по программе высокозатратных нозологий: снабжение льготных категорий граждан по этой программе осуществляется уже несколько месяцев четко в установленные сроки, сбоев не было.