Перейти к основному контенту
Н.Новгород ,  
0 

Кризис – время трансформации. Мнение разработчика программных продуктов

Фото: Игорь Орельяна Урсуа
Фото: Игорь Орельяна Урсуа

Участник конференции «Цифровая индустрия промышленной России» исполнительный и технический директор компании «СиСофт Девелопмент» (разработчик инженерного программного обеспечения и технологий) Игорь Орельяна Урсуа ответил на вопросы РБК Нижний Новгород.

- В каком состоянии российский рынок технологий моделирования в строительстве встретил усиление санкционного давления в прошлом году? Существовало ли достаточное количество отечественных решений, которые позволяли чувствовать себя уверенно?

- Долгие годы иностранные компании стремились создать в России собственный рынок, довольно агрессивно продвигая свои продукты на всех уровнях – от клиентского до государственного. Речь даже шла о создании законодательной базы, адаптированной под иностранные решения. Поэтому доля зарубежного ПО до недавнего времени была значительной.

Первая – маленькая, нефатальная трещина в этой, как казалось, устойчивой конструкции образовалась после грузинской кампании 2008 года. Тогда западные компании впервые начали отключать свои станки, и это был первый звоночек для российских потребителей ПО. Но глобально ничего не изменилось, рынок ИТ-решений так и остался импортным.

Зато после 2014 года, когда были введены санкции в отношении крупных, системообразующих компаний, началось активное движение в сторону импортозамещения. Именно тогда рынок российского ПО стал проявляться в объеме, достаточным для какого-то развития. Поэтому когда в прошлом году зарубежные компании начали уходить с нашего рынка, удалось достаточно быстро и качественно заткнуть брешь отечественными решениями.

Я хочу обратить внимание, что вопрос стоял не столько в переходе с импортного на российское, сколько в наличии у компаний инструментов для работы. Потребители ПО начали лишаться средств производства, и это был вопрос не выбора, а необходимости. У потребителя появился мотив приобретать отечественные продукты. До этого такого стимула не было – зачем тратить деньги на замену того, что и так работает?

Таким образом, во многом благодаря определенным усилиям отечественных разработчиков ПО, которые развивали собственные продукты, стремясь к мировому уровню, кризиса среди компаний, применяющих BIM/ТИМ, не произошло. Конечно, следует учитывать и особое, позитивное и конструктивное, отношению государства к ИТ-отрасли.

- И насколько сильно технологический ландшафт изменился за последний год?

- В первую очередь, была проделана большая законодательная работа на уровне государства. Фактически законодательно была защищена отрасль, в которую прямо и опосредовано были влиты большие инвестиции. Соотношение госзаказа с требованием выполнять проекты с применением отечественного ПО – это прямой мотиватор спроса на российские продукты.

Во-вторых, 2022 год был невероятно сложным с точки зрения обслуживания спроса – лавинообразный спрос повлиял на планы разработки ПО и логистику доставки продуктов на рынок. В нашей отрасли рухнули дистрибуторские сети иностранного ПО и потребовалось их переориентировать на отечественные решения. В результате, как бы невероятно это не звучало, бывшие конкуренты стали партнерами. В этом году происходит глобальная трансформация дистрибуторских сетей и центров компетенций. В секторе информационного моделирования она уже завершена, и сейчас идет стандартная и планомерная работа с потребителями.

В-третьих, новые реалии породили новые технологические требования, и, наверное, самое главное – открыли возможность трансформировать «лоскутные» технологии, собранные из разных, несовместимых между собой иностранных продуктов, скрещенных при помощи множества доработок, в цельные решения на базе отечественного ПО.

Таким образом, ландшафт стал совершенно другим, как в технологическом, так и в финансовом плане.

- Можем ли мы сейчас говорить о том, что санкции стали стимулом для становления независимого рынка российского программного обеспечения?

- Однозначно, да. И здесь я бы еще раз подчеркнул роль государства – власти не растерялись и приняли меры по сохранению и развитию как производства, так и ИТ-рынка. Потому что очевидно, что есть сферы, для которых не было оперативных решений, в отличие, например, от информационного моделирования и проектирования, которым мы занимаемся. А некоторые направления и вовсе не развивались чуть ли не с советских времен.

Очень важным шагом стало создание центров компетенций по развитию российского общесистемного и прикладного программного обеспечения и центров корпоративных решений – это объединения разработчиков ПО и их крупнейших потребителей. Таким образом была продемонстрирована роль государства, обозначены цели, и все компании, которые были потребителями зарубежного ПО, начали смотреть в сторону отечественных продуктов.

Есть и еще один существенный момент. Иностранные разработчики развивались десятилетиями, и мы смогли оценить, какие ошибки они за это время сделали, чтобы не повторять их. Например, у нас заключены соглашения с крупными компаниями: они закупают наши продукты и имеют право выставлять нам требования, которые необходимы для производства. Мы, в свою очередь, берем на себя обязательства эти требования выполнять. Учитывая, что наши заказчики были крупными потребителями иностранного ПО, они обладают компетенциями, которые нам были недоступны.

- Сейчас отечественные компании полностью закрывают потребности российских заказчиков?

- Я считаю, что да. Но с оговорками. Например, существует пока нереализованный запрос на софт для геотехнического моделирования, а также на решения для моделирования химических процессов. Кроме того, мне говорили, есть сложности с ПО для видеомонтажа и спецэффектов, нет профильного решения для судостроения и т.д.

Что касается систем автоматизации проектирования, то это одно из самых развитых направлений отечественного ПО. В этой части существующие разработки могут полностью покрыть потребности рынка.

- Но ведь нужно идти дальше. Сейчас речь идет уже не столько об импортозамещении или даже о достижении технологического суверенитета, сколько о создании российских продуктов, востребованных на мировом ИТ-рынке. Есть ли за рубежом спрос на российские решения?

- Важный фактор конкурентоспособности – готовность решить конкретную задачу заказчика. Пользователи сегодня тщательно контролируют свой бюджет и готовы только к целевым тратам. Зарубежные рынки работают так же. Как пример, могу упомянуть наше решение для информационного моделирования, которое было внедрено для проектирования и строительства таких объектов, как кольцевая надземная линия метро в Ташкенте, золотодобывающий комплекс в Узбекистане, строящийся в рамках большого национального проекта.

Мы не смотрим на российский рынок, как на изолированный. И нам важно, что мы способны выдерживать честную конкуренцию.

- Как пережили период перехода ваши клиенты? Для компаний какого типа, каких отраслей процесс перехода прошел наиболее безболезненно?

- Многие наши заказчики – это крупные промышленные, оборонные, инжиниринговые, проектные предприятия, с самого начала стремившиеся по максимуму применять российские цифровые продукты. Сейчас они наращивают уровень цифровизации.

Некоторые проектные и строительные организации менее активно внедряют отечественные решения. Отчасти это связано с высокой стоимостью комплексного инженерного ПО, отчасти – с определенным предубеждением. Тем не менее, мы видим позитивные тенденции и в этом направлении.

- А удалось ли сделать переход на отечественное ПО бесшовным?

- Бесшовный переход в принципе невозможен, даже если бы шла речь о переходе с российского на российское. Нельзя переустановить и сразу начать работать. Нужно еще адаптировать разные интерфейсы обмена данными под внешние продукты, «причесать» настройки и внутренние доработки компаний-заказчиков. Кроме того, часто приходится обновлять бизнес-процессы, переподготавливать кадры, пусть и немного, но делать это приходится. К тому же, как правило, зарубежное ПО имеет закрытый формат данных, и вскрыть его – тоже большая проблема. Чтобы перенести эти данные на отечественную платформу, нам приходится порой использовать импортные инструменты, и только после этого говорить о переходе.

Тем не менее, нам удалось разработать модели перехода на наши линейки с максимально возможной скоростью и с минимальными потерями.

- Смогли ли ваши клиенты сэкономить благодаря переходу на отечественные решения?

- Нет, установка всего нового – это всегда инвестиция. Она принципиально не может быть дешевле, чем использование чего-то уже имеющегося, ожидать экономию в период инвестиций странно по своей сути. Сейчас время вложений – нужно купить импортонезависимые решения, адаптировать к конкретному производству и перестроить процессы под технологию.

Но экономия возможна в перспективе 2-3 лет, если вложения осуществляются не просто в качестве замены, а в качестве замены с развитием. Переход на новое ПО – это возможность усовершенствовать технологические процессы. Кризис – это время трансформации, потому что, когда все хорошо, никто ничего не трогает. И я думаю, что сейчас золотой период не только для ИТ-компаний, но и для других отраслей – строительства, сельского хозяйства, транспорта, гостиничного бизнеса и других. Кризис – это мотиватор, который должен привести к более развитому рынку.

- Готовы ли российские компании к глобальной цифровизации? Цифровая стройка – это реалия сегодняшнего или завтрашнего дня?

- И да, и нет. Еще буквально 15-20 лет назад вся документация по строительству жилого дома или завода сдавалась в органы экспертизы на бумажных носителях. Документы грузили вагонами! И приемка проекта на экспертизу, и сама экспертиза порой занимали несколько месяцев. Сейчас есть электронные кабинеты, все делается онлайн. Является ли это цифровизацией строительной отрасли? Безусловно, да.

Решения, которые используются для создания трехмерных виртуальных моделей – это тоже шаги в сторону цифровизации. Раньше при приемке объекта изыскатели ходили по зданиям и снимали данные с помощью уровня и рулетки. Конечно, где-то вкрадывались ошибки. Сейчас на стройках довольно часто используются лазерные сканеры, фотограмметрия с применением дронов, а для приемки здания достаточно просто сравнить две модели – виртуальную и реальную. Больше того – современные технологии позволяют прямо на модели видеть ход строительства – что сделано, что в процессе монтажа, что предстоит сделать и многое другое. Конечно, пока такие технологии не всем доступны, чаще всего это крупные компании промышленного и гражданского строительства, где стоимость технологий окупается ценой возможных ошибок

Но перспектив у цифровой стройки гораздо больше. Думаю, с развитием цифровизации в строительной отрасли и удешевлением технологий их применение будет гораздо шире, и этого ждать уже недолго. Дополнительным стимулом к цифровизации в строительстве будет ввод в эксплуатацию государственных систем накопления и обработки данных строительных объектах и строительной информации – ГИСОГД и других.

- А что с кадрами? Есть ли дефицит?

- Что касается кадров, то спрос на профессионалов с определенной специализацией – программистов, тестировщиков, технических писателей – по-прежнему высок. Есть и дефицит. Особенно, специалистов среднего звена, поскольку система среднего профессионального образования в ИТ-сфере у нас всегда была развита меньше, чем система подготовки специалистов с высшим образованием. Получается, что нет профессионалов среднего уровня – либо гении, либо все плохо.

Также важно, чтобы подготовка кадров была практикоориентированной. Одно из приоритетных направлений, кстати, решающее, в том числе, и вопрос импортозамещения – это оснащение технических вузов нашим программным обеспечением. Так студенты и преподаватели смогут получить практический опыт и принять участие в работе над реальными проектами.

- Как вы оцениваете программы поддержки ИТ-отрасли, предложенные государством? Насколько они отвечают реальным потребностям сектора?

- Меры и решения, принятые правительством России и Минцифры в 2022 году, стали прекрасной поддержкой для отрасли. Как я уже говорил, сейчас важно, чтобы процессы цифровизации не останавливались на полпути, а помогли новому рынку выйти на самодостаточный уровень. Реальная потребность сектора – реальные заказы, значит рынку необходимо, чтобы на нем вели закупки крупные корпорации, обладающие ресурсами для приобретения новых цифровых решений.

Также нам важно, чтобы государство помогало нашим потенциальным клиентам – малым и средним предприятиям. Не ИТ-отрасли, а именно потребителям. Потому что вся финансовая нагрузка ложится на них, для них переоснащение – это большие затраты. Мы ратуем за расширение программ субсидий на приобретение и внедрение российского ПО, а также за льготное кредитование или иные меры поддержки для предприятий, переходящих на российские ТИМ.

Подпишитесь на Telegram РБК Нижний Новгород 

СберПро Исследование

Самые востребованные цифровые профессии
в России сегодня

СберПро Интересное

Трудности найма.
Как подбирают 
и удерживают производственный персонал

СберПро АПК

Как российские производители ищут путь к сердцу потребителя

СберПро Промышленность

Тренды производства 
и торговли минеральными удобрениями

СберПро Интересное

Технологии рекламы. Как за два года изменились цифровые коммуникации

СберПро Бизнес

На стороне бизнеса: дискуссионный проект о трендах и стратегиях развития в новой реальности

СберПро Промышленность

Живой организм. 
Кто и зачем развивает биотехнологии 
в России

СберПро Интересное

Четыре кита цифровизации. 
На что делают ставку компании-лидеры

СберПро Интересное

Фактор успеха. 
От чего зависят результаты цифровой трансформации

СберПро Главное

Кейсы лидеров бизнеса. Мнение ведущих экспертов. Актуальные тренды 
в отраслях экономики

Теги
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Курс евро на 20 июля
EUR ЦБ: 96,04 (-0,06)
Инвестиции, 19 июл, 17:32
Курс доллара на 20 июля
USD ЦБ: 88,02 (+0,15)
Инвестиции, 19 июл, 17:32
Все новости Н.Новгород
Мишустин оценил строящийся терминал магаданского аэропорта Общество, 09:30
Секретная служба признала, что два года не хотела усиливать охрану Трампа Политика, 09:24
Сальдо сообщил о сбитии двух нацеленных на Крым ракет ATACMS Политика, 09:19
Повысит ли возвращение Трампа в Белый дом риски ядерной войны Политика, 09:00
Как подобрать вклад с максимальной ставкой в надежном банке Инвестиции, 09:00
Болтон предупредил о «разрушительных уступках» России при Трампе Политика, 08:52
В Сумской области второй день подряд сообщили об ущербе инфраструктуре Политика, 08:45
Онлайн-курс Digital MBA от РБК
Объединили экспертизу профессоров MBA из Гарварда, MIT, INSEAD и опыт передовых ИТ-компаний
Оставить заявку
Врач Байдена заявил об улучшении его состояния после заражения COVID Политика, 08:32
FT рассказала о сквоттерах и диверсиях на арестованных яхтах россиян Политика, 08:27
Джонсон допустил отказ от требования возврата Украине границ 1991 года Политика, 08:22
В Севастополе объявили угрозу баллистических ракет Политика, 07:44
Минобороны сообщило о взятии в плен в Красногоровке украинских военных Политика, 07:41
Минобороны заявило о сбитых БПЛА над Белгородской областью и Черным морем Политика, 07:28
Подорвавшему железную дорогу под Рязанью обещали заплатить $15 тыс. Общество, 07:17