Лента новостей
Все новости Н.Новгород
Серия из пяти землетрясений произошла у побережья Камчатки Общество, 07:21 SpaceX неудачно испытала двигатели нового корабля Crew Dragon Технологии и медиа, 06:57 Три очка Овечкина помогли «Кэпиталз» разгромить «Каролину» в плей-офф НХЛ Общество, 06:42 Украинский суд третий раз за неделю вынес решение в пользу Коломойского Бизнес, 06:04 «Сент-Луис» обыграл «Виннипег» и пробился во второй раунд Кубка Стэнли Общество, 05:59 Илон Маск на русском обсудил с подписчиками инопланетян Технологии и медиа, 05:18 Число жертв обрушения двух домов в Рио-де-Жанейро достигло 22 человек Общество, 04:48 Разведывательный корабль ВМС Британии вошел в Черное море Политика, 04:04 Умершую в России вдову Слободана Милошевича похоронили в Сербии Общество, 03:58 В ДНР сообщили о гибели 23-летней ополченки во время атаки ВСУ Политика, 03:13 Times узнала детали готовящейся попытки отправить Терезу Мэй в отставку Политика, 02:44 Полиция задержала подозреваемого в обстреле двоих подростков в Москве Общество, 02:29 Телефонные террористы «заминировали» 18 торговых центров в Киеве Общество, 01:59 Два гола Радулова помогли «Далласу» победить «Нэшвилл» в матче плей-офф Общество, 01:33
Н.Новгород ,  
0 
Антон Шаклунов: "Для развития врачей важна их мотивация"
Министр здравоохранения Нижегородской области рассказал Руслану Станчеву о новом поколении специалистов, внедрении проектного подхода в медучреждениях и инерции мышления медиков
Антон Шаклунов (Фото: РБК)

Со времени нашего с вами последнего разговора в социальных сетях ходила информация – дескать, новый министр начинает двигать кадры, убирать людей. Кого вы уволили?

Со времени нашего с вами последнего разговора ничего не изменилось. Работаем. И на самом деле, по моей инициативе или даже в силу накопившихся выговоров не был уволен ни один главный врач. Наоборот, со всеми руководителями мы сейчас активно работаем, и могу сказать, что все они люди более чем разумные. Конечно, существует определенная инерция, определенное видение здравоохранения, сложившееся, где то на основе советского прошлого, где то на основе 1990-х годов. Этому есть объективные причины – люди развивались в своей замкнутой среде, где не было ни вливания новых идей, ни технического перевооружения, не то, что цифровизации – информатизации во многих случаях не было. Сейчас, когда я встречаюсь с главными врачами и не вижу у них на рабочем столе компьютера, обязательно интересуюсь, почему так произошло.

Как вы собираетесь переобучить старшее поколение врачей, которые прошли хорошую советскую школу, обладают высокой квалификацией, но в веяния времени не попадают?

Возраст здесь вообще не имеет никакого значения, более того у врача с возрастом увеличивается опыт, что в полной мере относится и к главным врачам. Поэтому для меня лично возраст никогда не являлся критерием отбора на руководящие должности – гораздо важнее вовлечённость в процесс. Если специалист заинтересован, если он стремится к развитию, с ним нужно работать. В связи с этим мы готовим проект совместно с нижегородским филиалом РАНХиГС – в конце июля состоится большая "стратегическая сессия" с участием двухсот главных врачей, которые разобьются на группы, в которых будут представлять, отрабатывать и защищать свои проекты. В свою очередь, перед нами поставлена задача научить их проектному управлению и вовлечь в новый формат работы. Главный врач – это не просто хороший доктор: сейчас от него требуется больше, чем прийти на работу в восемь утра, надеть накрахмаленный халат, пройтись с важным видом по больнице, а затем вернуться к себе в кабинет, подписать какие-нибудь документы и пойти домой. Главный врач должен вести постоянную работу по улучшению всех направлений деятельности учреждения.

А кто он – современный главврач?

Я бы сказал так – это эффективный менеджер, который, кроме всего прочего, пользуется уважением как хороший специалист.

Не так давно в Нижегородской области запущены «автопоезда здоровья». Отклик в социальных сетях колоссален – в большинстве своем люди приветствуют вашу инициативу, но есть немало вопросов: как долго эта система будет работать, почему так мало автопоездов, и где узнать расписание их движения? Расскажите для начала, как зарождался проект, и как он воплощается в жизнь.

Мы подошли к рубежу, когда ситуацию надо менять кардинально. Помните, в 1990-е были сберкассы, где надо было отстоять очередь за пенсией или для того, чтобы осуществить операцию со сберкнижкой? С того времени ситуацию удалось переломить, удалось сделать так, чтобы всё было доступно и комфортно. То же самое нам надо сделать и в системе здравоохранения. 

С этой целью был разработан проект, в рамках которого "автопоезда здоровья" будут объезжать населенные пункты области. Уже сейчас можно сказать, что проект состоялся: за неполные две недели осмотрено около 5 тыс. пациентов в 22 населённых пунктах. В каждом поезде примерно по 15 специалистов, командированных на эту работу преимущественно из Нижнего Новгорода. Проект был разработан для оказания медпомощи там, где нет крупных собственных больниц. Люди из этих населённых пунктов, когда-то приехав в районные ЦРБ, увидели очереди и развернулись обратно. Это, как правило, трудоспособные граждане или те, кто уже в силу состояния здоровья не может подолгу ждать приёма. В результате из года в год диспансеризацию проходили лишь люди одной группы, что называется, привыкшие добиваться медпомощи любой ценой. Теперь посетить врача в автопоезде могут те граждане, которых не удалось охватить медицинской помощью ранее, что дает старт новой системе здравоохранения в целом.

Каково будущее этого проекта?

По поручению главы региона Глеба Никитина мы заложили в бюджет этого года 97 млн. руб., на которые сможем обеспечить регулярную работу двух автопоездов. Мобильные комплексы будут закреплены за конкретным медицинским учреждением и начнут работать по графику на постоянной основе по всей территории Нижегородской области. По нашим расчётам, автопоезда попадут во все населённые пункты и перестанут ездить только тогда, когда надобность в них отпадёт.

По данным статистики вашего министерства, из 5 тысяч пациентов, осмотренных в автопоездах, примерно 2 направлены на дополнительные обследования – а это, как я понимаю, означает, что они не вполне здоровы. Итого, в глубинке болеет 40% населения. Почему так происходит – наши граждане настолько не любят лечиться, или просто государственная система здравоохранения не обращает на них внимания?

Здравоохранение, как известно, дело добровольное, поэтому тут влияет комплекс факторов. С одной стороны, налицо недостаточная информированность людей о необходимости профилактики заболеваний, которая начинается еще с детского сада, с другой – недоступность медицины в целом и высококвалифицированных специалистов в частности.

По какому принципу автопоезда комплектовались специалистами? Вы лично врачей отбирали?

Команда минздрава выбирала специалистов, которые наиболее востребованы. Всего в одном поезде работают 15 врачей, а с учётом медсестёр и волонтёров, ответственных за питание и административную работу – порядка 30 человек. Кроме того, эти поезда оборудованы примерно так же, как и центральные районные больницы.

Как известно, для постановки большинства диагнозов требуются анализы и лабораторные исследования. Как вы решили этот вопрос?

Мы берём у пациентов определённые анализы в рамках скрининговых исследований. За первые дни работы мы выявили 41 пациента с подозрениями на злокачественные новообразования, и это – потенциально спасённые жизни.

Тем не менее, по статистике люди чаще умирают от сердечно-сосудистых заболеваний. Две тысячи пациентов, отправленных на допобследование, это подтверждают?

К сожалению, да. У нас люди очень боятся умереть от онкологии, но в результате умирают от инфаркта или инсульта. Причем онкология – это такая вещь, которую просто нужно вовремя выявить, и на первой и второй стадиях в 99% случаях она поддается лечению, а сердечно-сосудистые патологии предполагают правильное питание, здоровый образ жизни и систематическую приверженность назначенному лечению.

Есть информация с мест, что вокруг автопоездов царит ажиотаж, а кое-где даже образовались очереди. Это так?

Вскоре люди привыкнут, и подобные обследования будут носить плановый характер. Пациенты поймут, что специалисты приезжают раз в два месяца, что они включены в список, и что про них ни в коем случае не забудут.

Во время нашего предыдущего разговора мы касались темы внедрения стандарта "бережливых поликлиник". Есть какое-то движение в этой части?

Новые стандарты в первую очередь призваны изменить поликлиники изнутри, и мы будем работать над этим до конца текущего года. Но внешний облик учреждений тоже очень важен, поэтому со следующего года, я надеюсь, у нас будет финансирование на проведение капитального ремонта и приведение больниц в порядок. Тогда процесс пойдёт полным ходом.

Скоро исполнится полгода с того момента, как вы возглавили областной минздрав. У вас есть некий мастерплан того, что вы хотите изменить в региональном здравоохранении в течение года или двух? Какие акценты ставите лично вы, и какие задачи ставит перед вами губернатор?

Безусловно, эффективной должна быть вся система – поэтому начали мы не с больниц, а с себя. Я всегда сравниваю систему здравоохранения с динозавром: есть теория, что у него было два мозга, так как одним большое тело управляться не могло. Второй мозг якобы находился в поясничном утолщении и на рефлекторном уровне отвечал за защиту от хищников. У нас похожая ситуация: есть структуры, которые помогают в управлении – это информационно-аналитический центр, центр профилактики, центр медицинской инспекции. Первое, что мы делаем – вводим систему сквозного управления "министр – заместители – руководители медучреждений". Все остальные сотрудники в подведомственных учреждениях начинают напрямую подчиняться начальникам отделов министерства здравоохранения, благодаря чему руководители больниц становятся, по сути, нашими проектными менеджерами. Мы – первое из областных министерств, которое перешло в формат проектного управления: это делает процессы параллельными, сокращает временные затраты и повышает эффективность. Высвобождающиеся внутренние ресурсы мы будем направлять на развитие здравоохранения в тех лечебных учреждениях, где ситуация улучшилась. В результате повысится заработная плата специалистов, увеличится количество получающих медицинскую помощь пациентов и возрастет качество самого лечения.

То есть, нижегородские врачи могут надеяться на то, что их благосостояние вырастет?

С одной стороны, в этом вопросе мы ограничены внешним финансированием, и карман с деньгами у нас один. Поскольку фактически врачей не хватает, они могут больше получать, если смогут предоставлять медицинскую помощь большему числу людей без потери качества. С другой стороны, сейчас большие расходы связаны с неэффективной инфраструктурой и неэффективной системой налоговых отчислений. Как только мы изменим эту ситуацию, сэкономленные деньги могут пойти на повышение заработных плат.

Насколько реализуема затея с проектными офисами? Сколько времени потребуется, чтобы в головах у специалистов всё поменялось?

Как я уже говорил, пока у врачей сохраняется инерционное мышление, и по их логике за всё отвечает руководитель – министр или главный врач. Эта тенденция будет сохраняться ещё некоторое время – думаю, на то, чтобы сделать ситуацию прозрачной, уйдёт около года. Пока запускаются проекты, людей необходимо обучить. Сейчас нами сформирован кадровый резерв главных врачей – тех, кто будет реализовывать проекты в лечебных учреждениях.

Новое и не совсем понятное всегда встречает сопротивление. Как вы это преодолеваете?

Парадигма большинства сотрудников: "Работа – это стол, стул, кипа бумаги, чашка кофе. И не трогайте меня больше. Ставьте четкие задачи – я их исполню". Наша задача – мотивировать специалистов изменить своё отношение к работе. Работа – это, в первую очередь, процесс совершенствования, и главная мотивация здесь – психологическая, а не финансовая. Если специалисты сами осознают общественную важность своей работы, у нас всё наладится.